Общественный проект Россия Антитеррор 
31 октября 2011
глоссарий

Библиотека антитеррора

ЛЕКЦИИ

Террористы-смертники ('умные бомбы') в движении джихада

Д.А. Нечитайло

Скачать RAR | 11 Кб

Среди специалистов-психологов существуют различные подходы к этому явлению. Профессор А. Мерари из университета Тель-Авива, исследовавший террористов-смертников, пишет, что их нельзя подвести под один единый демографический или психологический профиль. Он утверждает, что организация не из каждого человека может сделать смертника. Задача рекрутеров - обнаружить тех, кто склонен к самопожертвованию, а затем усилить эту склонность. При этом могут быть использованы религиозные, патриотические мотивы. Мерари считает, что смертник - это почти всегда последнее звено в длинной организационной ячейке. Когда принято решение о совершении теракта, требуется совершить несколько операций: выбрать цель, собрать информацию, найти кандидата на теракт, обеспечить его физическую и 'духовную' подготовку, создать взрывное устройство. И хотя изучение феномена террористов-смертников может стать увлекательным академическим занятием, тем не менее бороться со смертниками легче, чем понять их modus operandi. Как правило, смертники - это не фанатики, а инструмент в руках лидеров группировок для получения ощутимой пользы.

Датский исследователь М. Таарнби из университета Ааркус (Дания) считает, что в подготовке террориста-смертника религиозные предписания, политические заявления, социальные условия имеют вторичное значение. Он делит смертников на два противоположных типа. Первый - это идеалисты, похожие на тех, в отношении которых у общества сложился термин 'фанатики'. Смертники второго типа мотивированы персонально. В отличие от первых смертники второго типа являются искусственно созданной конструкцией. Однако использование религии усиливает воздействие на сознание смертников обоих типов.

Другой исследователь, В. Лакор, пишет, что 'нет единой мозаики, в которую можно было бы поместить смертников. Их действия и их психотип зависят от социокультурных условий'.

Профессор Я. Росс из университета Балтимора, напротив, придерживается мнения, что тип террориста-смертника формируется группой социальных и психологических факторов. Социальные факторы включают политический и экономический уровень развития общества, историко-культурные условия, степень недовольства и обид граждан, вектор направленности обид, эффективность контртеррористических мероприятий. Я. Росс считает, что модернизация, демократия и социальные проблемы создают структурные условия, которые способствуют терроризму. Он полагает, что города обеспечивают мощный потенциал для накопления социальных проблем, здесь доступно оружие и взрывчатые вещества. Эти структурные факторы взаимодействуют с психологическими факторами предрасположенности отдельных лиц, все это провоцирует терроризм. Я. Росс выделяет несколько факторов, способствующих экстремизму: боязнь остаться невостребованным, сильное эго, депрессия, чувство вины, агрессия - кризис общества, рост числа тех, чья личность пострадала. В обществе растет ненависть к определенным лицам или символам. Я. Росс уверен - кризис в обществе при взаимодействии со структурными факторами способствует росту уровня насилия. Он пишет, что число терактов, выполненных смертниками, выше там, где в обществе более развиты ассоциативные стремления - склонность людей объединяться в группы, так как группе легче повлиять на человека и укрепить его желание совершить теракт, более того, человек соотносит себя с ценностями, превалирующими в данной группе.

Профессора Б. Хоровиц и Л. Веллс из университета Виржинии считают, что 'социальная база, из которой опытным вербовщикам лучше всего набирать смертников, - круг друзей, семьи; также легче им завербовывать в ряды смертников того, кто стремится отомстить своим обидчикам в лице властей, оккупантов'. Террорист полностью осознает, что если он не погибнет, планируемая атака не будет совершена. Он не может выполнить свою миссию и остаться при этом в живых. По ряду причин смертников очень выгодно использовать радикальным организациям. Исполнитель способен контролировать время и место атаки для причинения максимального ущерба. Как правило, акция смертника привлекает повышенное внимание СМИ, что позволяет заявить о себе той или иной группировке.

Современный терроризм - это прежде всего психологическая борьба, и смертники усиливают психологический эффект этих акций. СМИ создают у каждого гражданина ощущения уязвимости и незащищенности перед опасностью, которая подстерегает их практически повсеместно. Ведь пояс смертника может привести в действие с виду вполне успешный, респектабельный человек, который несколько минут назад вам улыбался.

Атака смертника технологически, как правило, примитивна. Компоненты, необходимые для взрывного устройства, дешевы и легкодоступны. Спецслужбам очень сложно сорвать атаку смертника, так как опасность начинает исходить от него тогда, когда он уже в пути к цели. Даже если удастся его вычислить, он может взорвать себя, не достигнув объекта, но среди людей. Поэтому предотвратить жертвы можно только на стадии подготовки теракта.

Во время планирования террористических акций большое значение отводится путям отхода. В случае со смертниками этого не требуется. Так как смертник гибнет во время теракта, уменьшается риск того, что он будет задержан спецслужбами и во время допроса выдаст ценную информацию о членах группировки.

В силу того, что акция смертника привлекает повышенное внимание международной общественности, она заставляет громадную аудиторию задуматься по поводу тех причин, которые вынудили его взорвать себя, 'его акция - это итог тех унижений, зверств которым подвергся исполнитель'.

Специалисты отмечают, что в Афганистане до недавнего времени лидеры движения Талибан не уделяли внимания медиаподдержке своих акций. К концу 2002 г. они активизировали усилия на этом направлении, стали распространять кассеты, книги, листовки и т.д. с призывами к джихаду против оккупантов и тех, кто сотрудничает с ними. В настоящее время информационная поддержка вышла на другой уровень. Помимо печатных изданий, электронные средства информации стали активно использоваться в качестве рычага пропаганды. Талибан создал собственную медиаорганизацию по образцу 'Ас-Сахаб', подконтрольную 'Аль-Каиде'. Интервью лидеров талибов, отчеты о военных операциях, репортажи об акциях смертников отличаются высоким качеством и распространяются по различным информационным агентствам. Репортажи транслируются чуть ли не в режиме реального времени.

После начала боевых действий в Ираке лидеры талибов и 'Аль-Каиды' изучают опыт борьбы против оккупационных войск. Так, один из высокопоставленных представителей талибов, мулла Дадулла, заявил, что 'у нас тесное сотрудничество с муджахедами Ирака, мы единое целое, сражаемся в одной траншее'. По сообщениям западных спецслужб, именно инструкторы из Афганистана передали опыт борьбы с вертолетами Советской армии с помощью тяжелых пулеметов и 'стингеров'. Именно прибывшие из Афганистана представители 'Аль-Каиды' создали медиаинфраструктуру радикальных исламистов в Ираке. По сообщениям командования британских войск, в Афганистане именно с иракского театра военных действий талибы переняли некоторые тактические элементы ведения боевых действий.

Во-первых, выявление тех, кто информирует режим Хамида Карзая, коалиционные силы, спецслужбы, затем их похищение и казнь, причем часто и членов их семьи, при этом осуществление видеозаписи происходящего, чтобы предупредить других воздержаться от такого сотрудничества. Один из полевых командиров талибов, Мухаммад Дауд, воевавший в Ираке, заявил: 'Я каждый день объясняю моим бойцам те уроки, которые я постиг в Ираке. Я хочу скопировать в Афганистане тактику, опыт блестящего иракского движения сопротивления'.

Во-вторых, беспрецедентное по масштабам применение чуждой для Афганистана тактики с использованием террористов-смертников, счет которых идет на сотни.

В-третьих, применение радиоуправляемых взрывных устройств, начиненных взрывчаткой автомобилей (в том числе управляемых смертниками), которые с 1979 по 2003 гг. практически не применялась или применялось с малой эффективностью, как против советских войск, так и в первые годы иностранного присутствия. Однако с конца 2003 г. такие акции участились. М. Гриффитс, полковник британского контингента в Афганистане, заявил: 'Несомненно, и сейчас есть прямые доказательства того, что эти методы пришли из Ирака. Некоторые из этих вещей мы уже видели в Ираке, и теперь это начинается здесь'.

Генерал полиции Кабула Али Шах Пактиаваль в отношении смертников говорит, что в своем большинстве это молодые люди из Пакистана. В течение двух-трех месяцев их психологически обрабатывают в медресе, а затем отправляют в Афганистан. 'Я бы смог многих из них остановить, если бы у меня было больше денег. В 90-х годах мы знали, где наши друзья и враги: сейчас мы не представляем, кто хочет убить вас, - говорят рядовые жители Кабула о последствиях атак смертников'.

В течение 2006 г. в Афганистане было совершено 139 акций смертников. Один из лидеров талибов, на днях убитый в Афганистане, мулла Дадулла, заявил, что у движения 500 смертников, которые будут совершать теракты по всему Афганистану. Мулла Дадулла сказал, что операции смертников недостаточны для победы над врагом, тем не менее они очень важны.

Абу аль-Хади аль-Ираки, известный лидер 'Аль-Каиды', который, по данным спецслужб, планировал теракт с использованием террористов-смертников 7 июля в Лондоне (арестован американскими спецслужбами), рассказал, что исполнители этих терактов из Великобритании первоначально собирались отправиться воевать в Афганистан или Ирак, однако в Пакистане инструкторы 'Аль-Каиды' решили, что им лучше совершить теракт у себя на родине. Было принято в расчет то, что у них британские паспорта, они знают английский язык и страну. После этого их отправили в специальные лагеря в Пакистане (территория племен).

С 22 марта 2003 г. по август 2006 г. около 440 атак смертников было проведено в Ираке. Подавляющее большинство этих атак было направлено против иракских сил безопасности и шиитов, а не против коалиционных сил. По некоторым данным, более половины исполнителей - 'неиракцы', добровольцы из различных стран, завербованные представителями так называемого второго поколения джихадистов, подготовленных в Афганистане в 90-х гг. 'Аль-Каида' в Ираке взяла на себя ответственность за 30% акций смертников. Абу Мусаб аз-Заркауи в своих видеовыступлениях обосновал использование смертников: 'Муджахеды столкнулись с сильнейшей армией современности. Им приходится противостоять новейшим образцам вооружений. Когда муджахеды видят громадную разницу в количестве и видах вооружений между ними и врагом, они ищут замену этому перевесу; чтобы свет и огонь джихада не погас, бригады смертников наносят удары по армиям неверных. Они набирают в свои ряды сынов уммы против врага:'

Западные аналитики комментируют акции смертников в Алжире, в результате которых погибли десятки человек. В частности, по мнению западных аналитиков, 'это не характерная тактика вооруженных исламских группировок', так как в Алжире существует традиция партизанской войны, а не атак смертников. Происходит изменение характера войны. Точная цифра алжирцев, принимающих участие в военных действиях в Ираке, известна, но счет идет на сотни. Только в текущем году 150 алжирцев были обнаружены в Сирии и выдворены на родину. По сообщениям сирийских спецслужб, они собирались пересечь иракскую границу.

В Ираке в качестве пропаганды радикальные исламисты стараются обратиться к потенциальным смертникам внутри и за пределами Ирака; оправдать большое количество жертв среди мирного населения в результате терактов. Абу Дуджана аль-Ансари, руководитель 'Бригады аль-Бара бин Малика' (это эскадроны смертников в составе 'Аль-Каиды'), говорит, что бригада смертников следует приказу бен Ладена терроризировать врага для того, чтобы деморализовать его солдат. Что касается акций против иракских сил безопасности, то они рассматриваются радикалами в качестве придатка оккупационных сил в Ираке. 'США использовали бойцов северного альянса в Афганистане против талибов, то же самое они делают в Ираке, полагаются на шиитскую милицию и сформированные иракские силы безопасности. Поэтому нанесение ударов по этим союзникам оккупационных сил - то же самое, что удары по самим коалиционным силам'.

Радикальные исламистские группировки стараются опровергнуть мнение о том, что смертниками становятся представители маргинальных социальных групп людей. Существует журнал, издаваемый 'Аль-Каидой', где приводятся подробные биографии смертников, рассказывается о том, как многие распродают свое имущество, чтобы провести акцию, взорвав себя в автомобиле, продают земельный участок, оставляю бизнес и т.д. Например, Абу Осама аль Магриби из Танжера, владелец ресторана с доходом 3 тысячи долларов в месяц. В течение шести лет у него не было детей. Появление на свет первенца, успех в делах не остановили его - он отправился в одну из арабских стран и стал искать в мечетях кого-нибудь, кто бы взял его с собой в Ирак. В конце концов, он присоединился к группе марокканцев. Эта история напоминает историю Абу Вада аль-Квейти (Мансура аль-Хаджари), Абу Хамзы аль-Квейти и саудовца Абу Анас аль Кахтани, которые оставили благополучную жизнь и отправились в Ирак, где взорвали себя. В журнале часто рассказывается о снах, где одни, например, видят реку, втекающую в пещеру, над которой написано 'В рай'; они плывут по ней, видят прекрасных дев и своих друзей, подорвавших себя и погибших, которые зовут их за собой. После этого они решают повторить то, что сделал их друг, и т.д. Далее приводятся интервью одного из смертников, который опровергает то, что молодые люди становятся смертниками в результате депрессии и бедности: 'Я понимаю, что означает операция самопожертвования. Я студент из состоятельной семьи. У меня нет проблем с психикой и т.д. Я мог закончить мое обучение и стать врачом'.

Теракты с использованием террористов-смертников - не новое явление. С ним сталкиваются различные европейские и мусульманские страны. Атаки смертников стали наиболее опасным modus operandi современного терроризма. Людей, которые приводят на себе в действие взрывной механизм, еще называют 'умными бомбами'. Вместе с тем смертники - это средство доставки взрывного механизма к цели. Это средство может мыслить, выбирать подходящий момент для нанесения максимального количества жертв и разрушений. Во многих странах осознают, что необходимы новые методы для предотвращения этих видов терактов, так как в последнее время все чаще звучат призывы радикальных исламистов для усиления поражающего эффекта - использования отравляющих химических веществ. Смертниками могут стать представители различных социальных групп. Акции смертников стали проводиться в регионах, где до недавнего времени они были нехарактерной практикой борьбы: в Алжире и Афганистане. Соотношение затрат и поражающего эффекта от этих акций говорит о том, что использование смертников будет продолжаться, так как всемирный исламизм старается опираться на рациональные, не требующие высоких затрат методы ведения борьбы.

Источник: Институт Ближнего Востока

Читайте также

Новости

01 телефон МЧC,     02 телефон МВД ,
(495) 914-22-22 телефон ФСБ
Все телефоны многоканальные и работают круглосуточно
Для того, чтобы узнать адреса и телефоны ближайших к Вам структур по охране порядка, укажите Ваш округ и регион.

Наши проекты

Ссылки на официальные сайты

© "Россия Антитеррор". Национальный портал противодействия терроризму.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на antiterror.ru обязательна. Редакция: [email protected]
Сайт создан Фондом эффективной политики. Финансовая поддержка осуществляется Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, 2005 rss 2.0
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru