Общественный проект Россия Антитеррор 
31 октября 2011
глоссарий

Специалистам

РАССКАЗЫ ОБ ОПЕРАЦИЯХ

Интервью: Александр Гусев (бывший командир антитеррористического подразделения "Альфа")

ГРУППЕ "АЛЬФА" - 30 ЛЕТ

29 июля 2004 года бойцы и ветераны "Альфы" соберутся отметить 30-летие своего подразделения. По традиции, начало которой было положено пять лет назад, придут на торжественный сбор с женами, взрослыми детьми. Спортивные, подтянутые мужчины в строгих гражданских костюмах - и звон хрустальных рюмок, теряющийся в торжественном аккомпанементе боевых орденов... На долю генерал-лейтенанта Александра Владимировича Гусева, руководившего группой "Альфа" в 1995 - 1999 годах, выпали не самые легкие времена.

- В Кремле вы занимали высокий пост. И вдруг вас назначают руководителем такого спецподразделения, как "Альфа". Вас это не удивило?

- С одной стороны, предложение возглавить спецподразделение было для меня неожиданным. Но с другой - я военный человек. Окончил Суворовское училище, училище Верховного Совета, военную Академию имени Фрунзе и, в соответствии с теми знаниями, которые получил, мог бы командовать даже армией... Прослужил в кремлевском полку, начиная от командира взвода до начальника штаба полка, а перед назначением в "Альфу" последние шесть лет был заместителем коменданта Московского Кремля. В то время командир "Альфы" Геннадий Николаевич Зайцев решил закончить военную службу и уйти на пенсию. Мне предложили его заменить. Я попросил пару дней подумать, а потом дал согласие.

- Как вы оцениваете те пять лет, в течение которых вам пришлось руководить группой?

- Наверное, каждый из командиров справедливо считает, что период, когда он руководил, был не самым легким... Я пришел в 1995-м и прослужил там около пяти лет. По временным меркам - немного, но по выполнению боевых операций, которые выпали на долю спецподразделения, эти годы оказались очень насыщенными. Буденновск, Первомайское, захваты самолетов во Внукове, Шереметьеве и Домодедове, захват автобусов в Махачкале и с корейскими туристами на Васильевском спуске, события возле шведского посольства, где погиб мой заместитель, полковник Анатолий Савельев.

- События возле шведского посольства вызывали много вопросов...

- Полковник Савельев еще до них участвовал в операции в Шереметьеве и лично обезвреживал террориста. Я тогда его ругал за это, потому что начальник штаба не должен позволять себе неоправданный риск. Но таков уж был характер у Анатолия Николаевича - всегда находиться впереди.

После сообщения о захвате посольства он первым прибыл к месту событий и первым начал переговоры с террористом о замене иностранного заложника на российского. После мучительных пяти часов переговоров террорист выскочил из машины. Стало ясно, что ситуация выходит из-под контроля. Я дал приказ на проведение операции немедленно. Это был единственный шанс спасти Анатолия Николаевича, учитывая состояние террориста, который держал в руке гранату. Когда операция была завершена, Анатолию по дороге в больницу "заводили" сердце дважды. В третий раз, уже в больнице, этого сделать не удалось. Из его ран не вылилось ни капли крови. Медики утверждают, что так бывает только в случае остановки сердца. Сами ранения угрозы для жизни не представляли.

- Какие операции вы считаете самыми значительными в истории "Альфы"?

- Операции в Афганистане, действия сотрудников группы в 1991-м и 1993 годах. Обезвреживание террористов, захвативших "Норд-Ост", спецоперации в Чечне.

- Но ведь при взятии "Норд-Оста" погибло много людей...

- 240 погибших - это очень много. Но если бы пострадавшим была оказана медицинская помощь немедленно, тогда не было бы столько жертв. Пока всех выносили к выходу, пока за ними приехали, пока везли и принимали в больницах, много времени ушло. Можно было бы развернуть в ближайших дворах медицинскую помощь... Но в этом не было вины сотрудников Центра специального назначения. Бойцы спецподразделений "Альфа" и "Вымпел" шли внутрь, зная, что навсегда могут остаться под развалинами Дворца культуры. За эту трагедию должны ответить те, кто в этом виноват. Но я не люблю судить об операциях, в которых не принимал участия.

- Какие выводы вы сделали для себя после событий в Первомайском?

- Это был обыкновенный общевойсковой бой. Единственное отличие - присутствие заложников. Самое страшное, что не было необходимого взаимодействия между ведомствами. Это доказали и Буденновск, и Первомайское. Каждое ведомство пыталось сохранить своих людей и технику. К сожалению, у нас иногда принято судить об операциях как об удачных или неудачных, что не всегда справедливо по отношению к "Альфе".

Из каждой операции я делаю выводы, основываясь на том, что она замешена на жизни и на крови наших сотрудников. Поэтому особенно важны взаимодействие и жесткая подчиненность руководителю операции.

- Вы можете рассказать подробнее о тех днях?

- Бандиты заминировали здание больницы в Кизляре. Там были и артиллерийские снаряды, и взрыв, конечно, повлек бы за собой большое количество жертв и разрушений. Когда мы прибыли, поступила информация, что колонна с террористами и заложниками выехала из больницы. У нас даже не было связи с теми, кто был задействован в операции. По сути дела, мы ехали по пятам этой колонны и на милицейских блокпостах узнавали, прошла она или нет. Это говорит о том, что у нас в тот период не было достаточного взаимодействия правоохранительных органов, армии, Министерства внутренних дел и спецподразделений... Ход операции в Первомайском показал, что никто из ведомств не хотел брать на себя ответственность за проведение операции и пытался переложить ее на другого.

Когда мы прибыли в район поселка Первомайское, террористы с заложниками укрылись в домах. Сначала нас хотели направить в атаку без поддержки авиации и артиллерии. Затем войска согласились выполнить эту задачу. Задачу по штурму взяло на себя МВД. Не подразделение внутренних войск, а подразделения милицейские, которые не имеют ни опыта, ни подготовки по проведению общевойсковых операций. Это и привело к неоправданным потерям.

Мы предлагали свой вариант решения: выпустить колонну из Первомайского в Чечню и по дороге своими силами обезвредить террористов - без поддержки подразделений Министерства обороны и Министерства внутренних дел. Но, к сожалению, предложение не было принято.

- События в Буденновске... Трудно забыть кадры хроники, связанные с этой трагедией.

- Мы пытались объяснить руководству, что нельзя штурмовать больницу, и представили расчеты о последствиях - сколько может погибнуть людей. Террористы захватили около двух тысяч заложников. Я во многом понимаю и решение Ельцина, и отвечавших за проведение операции Виктора Ерина, Сергея Степашина и Николая Егорова. Обстановка в городе выходила из-под контроля. Город маленький, и почти у каждого жителя находился в заложниках близкий. Этот факт мог привести к тому, что люди сами бы пошли освобождать родственников. Я также уверен и в том, что мы смогли бы достойно завершить операцию, если бы не было принято решение выпустить террористов.

В Буденновске мы взяли, по сути, всю задачу по штурму больницы на себя. После первой попытки террористы выпустили женщин с новорожденными детьми и еще человек сто сумели самостоятельно покинуть место заточения.

Подразделение майора Владимира Соловова попало под перекрестный огонь. Самому Соловову оторвало руку, но он продолжал бой, дав возможность выйти из-под огня своим сотрудникам, пока не попал под прицел снайпера. Когда все было кончено, я заявил, что никуда не уйду, пока не отдадут тело майора Соловова. Наши сотрудники рвались его вытащить сами. Но я понимал, что могут быть новые жертвы. Начальник областного управления внутренних дел сказал: вон у меня по полянке сколько бойцов лежит. А я ему ответил: "Это дело вашей совести. Мы своих не бросаем". Итоги операции в Буденновске и Первомайском можно по-разному оценивать. Но те задачи, которые ставились перед "Альфой", были выполнены успешно.

- Что тяжелее всего вспоминать?

- Сообщения родственникам о гибели близкого им человека. Мне Наталья Савельева до сих пор не может простить гибели мужа. Как ни прискорбно, но в "Альфе" появился 19-й погибший. Это произошло при покушении на Абрамова в Чечне. Парню было всего 21 год. Тяжело так говорить, но, к счастью, у него не было детей.

- Вы верующий человек?

- В Бога не верю. Верю в разум. К тому же не понимаю, когда веру насаждают насильно. И хотя я человек не верующий, с женой мы обвенчались в той церкви, в которой венчался Пушкин. От первого брака у меня дочь и сын. У них уже свои семьи. У жены тоже есть взрослая дочь. Мы вместе уже пятнадцать лет. Она пережила со мной самые тяжелые времена.

- Как вы адаптировались в гражданской жизни после ухода из "Альфы"?

- Я за себя не переживал. Я переживал за ребят. Ушел из подразделения в непростой обстановке, когда начались перестройки в ФСБ. При объединении структур в Центр специального назначения планировалось, что в "Альфе" будет только боевое подразделение, а специалисты-подрывники, водители и даже те, кто управляет ходом операции, будут привлекаться со стороны. Не думаю, что это правильное решение. Структура "Альфы", способы ее функционирования вырабатывались в течение 25 лет. В "Альфе" всегда были специалисты, способные выполнить необходимые задачи. Когда люди рядом каждый день, они понимают друг друга без слов. И любые нововведения могли стоить жизни не только им, их товарищам, но и заложникам. Сейчас, к счастью, все стало на свои места.

- Кого из командиров вы бы отметили?

- Все они достойные люди. Но Виктора Федоровича Карпухина, которого уже нет с нами, получившего Героя Советского Союза за боевые действия по взятию дворца Амина, я бы отметил особо. После событий 1991 года он ушел из "Альфы". Карпухин просидел в приемной тогдашнего председателя КГБ Бакатина несколько часов, ожидая разговора, но Бакатин даже не принял его.

- Кто командует таким мощным подразделением, как "Альфа", - у того и власть. Верен такой подход?

- Подразделение пытались использовать как инструмент решения тех или иных политических задач. Я имею в виду и 1991-й, и 1993 год. Но связывать работу подразделения с решением политических задач нельзя. Задачи "Альфы" - это борьба с терроризмом и сохранение жизни заложников.

- Можно сказать, что "Альфа" - это подразделение настоящих мужчин?

- Когда я руководил "Альфой", меня удивляла такая вещь: при объявлении сбора съезжались даже больные или раненые бойцы - чтобы участвовать в операции. Приходилось отправлять их назад. Когда в 1995 году я в качестве командира "Альфы" стал знакомиться с бойцами, то понял, что надо молиться на этих людей. Думаю, можно гордиться ребятами, которые действуют в "Альфе" сегодня. Туда приходят не ради денег, а ради идеи.

Источник: fsb.ru

Читайте также

Новости

01 телефон МЧC,     02 телефон МВД ,
(495) 914-22-22 телефон ФСБ
Все телефоны многоканальные и работают круглосуточно
Для того, чтобы узнать адреса и телефоны ближайших к Вам структур по охране порядка, укажите Ваш округ и регион.

Наши проекты

Ссылки на официальные сайты

© "Россия Антитеррор". Национальный портал противодействия терроризму.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на antiterror.ru обязательна. Редакция: [email protected]
Сайт создан Фондом эффективной политики. Финансовая поддержка осуществляется Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, 2005 rss 2.0
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru