Общественный проект Россия Антитеррор 
31 октября 2011
глоссарий

Специалистам

РАССКАЗЫ ОБ ОПЕРАЦИЯХ

"Альфа" раскрывает свои секреты

Тридцать лет назад председатель КГБ СССР Юрий Андропов создал уникальное антитеррористическое подразделение — знаменитую группу «А» («Альфой» его стали называть позднее журналисты). Сегодня это Управление «А» Центра специального назначения ФСБ России. За эти годы сотрудники «Альфы» провели свыше 30 боевых операций по освобождению заложников, более 1000 раз участвовали в спецмероприятиях, в том числе связанных с задержанием агентов иностранных разведок, охраной высших должностных лиц государства и зарубежных лидеров. ПОЛУЧИВ боевое крещение в Афганистане и пройдя все «горячие точки», «Альфа» потеряла 19 своих сотрудников. Практически все спецназовцы награждены боевыми орденами и медалями. «Альфа» круглосуточно находится на боевом дежурстве, а с 1995 г. постоянно выполняет специальные задачи на Северном Кавказе. Только для читателей «АиФ» впервые за 30 лет сотрудники «Альфы» раскрывают некоторые неизвестные до сих пор факты боевой биографии сверхсекретного подразделения.

Они были первыми

О СОЗДАНИИ группы знало только высшее руководство КГБ СССР. Рассказывает бывший сотрудник 7-го Управления полковник Анатолий М.: — С кандидатами в группу «А» всегда первым беседовал наш начальник Алексей Бесчастный. Отбор был настолько жестким, что он обращал внимание даже на внешний вид будущих спецназовцев: «Альфе» были нужны не только профессионалы и коммунисты, но и красивые мужчины. В основном ими стали сотрудники КГБ СССР, имевшие спецподготовку и годные по состоянию здоровья к службе в ВДВ. Новобранцы пользовались всеми льготами 7-го Управления: путевки на отдых — на выбор, а квартиры — в первую очередь. И зарплата у них была повыше, чем у других чекистов: допустим, если старший разведчик получал 150 руб. в месяц, то такая же должность в «Альфе» стоила 190.

Корвалан нужен живым!

КОМАНДИРАМИ группы «А» в разное время стали 9 профессионалов высшей пробы, а первым — Герой Советского Союза, пограничник, генерал-майор Виталий БУБЕНИН: — Я не знаю, почему из трех кандидатур на должность первого командира группы «А» Юрий Андропов выбрал мою. Приказывая доставить меня на Лубянку, он так и сказал: «Дайте мне майора Бубенина!» Из Заполярного погранотряда с семьей и вещами я отбыл в Москву — «неизвестно зачем». В аэропорту «Домодедово» у трапа меня встретили две черные «Волги». В одну машину посадили меня, зачем-то напялив на глаза черные очки, в другую — жену и сына. Нас очень быстро привезли на конспиративную квартиру КГБ. На столе появились икра, коньяк (а я люблю водку), и неизвестный человек провел инструктаж: до утра из дома не выходить (даже на балкон) и штор на окнах не поднимать. Два дня я ходил по кабинетам Лубянки: многие генералы о жизни расспрашивали, здоровьем интересовались. И больше ничего не говорили. Все прояснила личная встреча с Андроповым. С тех пор почти 20 лет никто не знал, что я был первым командиром «Альфы». Обид не держу. Значит, так было надо. Первые учебные сборы проводились в 106-й Тульской десантной дивизии. Десантникам нас представили как офицеров запаса из ГРУ. Новобранцы учились владеть всеми видами отечественного и импортного оружия, изучали саперное дело, водили БТРы, танки. Разве что только не пилотировали самолеты и вертолеты. Воздействие нервно-паралитического газа на живой организм сами испытывали на кроликах, а прочность бронежилетов проверяли на свиньях. Три года для нас не было боевой работы: на изнурительных тренировках «Альфа» только накачивала мускулы. Ими пришлось немного «шевельнуть» в Швейцарии в декабре 1976 г. Мы обеспечивали боевое прикрытие спецоперации по обмену Генерального секретаря ЦК КП Чили Луиса Корвалана на советского диссидента Владимира Буковского. В СССР даже пели частушку с задорным припевом: «Обменяли Корвалана на простого хулигана…» Корвалан тогда находился в тюрьме на одном из островов в Средиземном море. Затем его перевезли во Францию, а Буковского мы доставили из Владимира на Лубянку. Его депортация проходила в строжайшей тайне. В Цюрих мы улетали с Чкаловского аэродрома. Буковский сидел в заднем отсеке в окружении сотрудников «Альфы», а его семья — мать, жена и сын — отдельно, в первом салоне. Все молчали. И только после пересечения госграницы Буковскому сообщили, что он выдворяется из СССР. В Цюрихе, получив в обмен на Буковского Корвалана, «альфовцы» его буквально на руках, как хрустальную вазу, внесли в самолет. У них был личный приказ председателя КГБ: доставить Корвалана в Москву только живым.

«Альфу» спасли бронежилеты

27 ДЕКАБРЯ 1979 г. сотрудники группы «А» совместно с другими спецподразделениями участвовали в штурме дворца Тадж-Бек в Кабуле. Главной целью штурма было отстранение президента Афганистана от власти. В результате Х. Амин был убит. «Альфа» понесла первые потери — погибло два сотрудника. Вот что рассказывает участник штурма из «Альфы» полковник Леонид Г.: — Сорок три минуты штурма я запомнил на всю жизнь до секунды. Перед посадкой в бронетехнику мы выпили по глотку водки, закусив кружком московской колбасы. В последний раз проверили оружие и снаряжение. На каждом из нас афганская шерстяная форма, под ней — синее офицерское белье с начесом, простая армейская каска и новенький, прямо с завода автомат Калашникова (калибр 5,45 мм). Мы получили их первыми. На левом рукаве всех штурмующих — застиранные до серой тряпки некогда белые вафельные полотенца — знак отличия, чтобы своих не перепутать. На спине 50-килограммовый десантный ранец, набитый патронами, гранатами и консервами. Это на случай провала операции: тогда всем оставшимся в живых предстояло самостоятельно пробиваться к советской границе пешком через Саланг (перевал зимой непроходим). И еще одно удручающее обстоятельство: в бою нам запрещалось оказывать помощь друг другу, если кто-то был ранен, до конца операции (а на нее отводилось только 30 мин. и ни секунды больше). Если ты схлопочешь пулю и останешься жив — лежи, сцепив зубы, терпи и молчи… На втором этаже, куда мы ворвались, была кровавая мясорубка. Тогда «Альфу» спасли бронежилеты. А охранников Амина они «подвели», так как телохранители стреляли из пулеметов МГ-5, которые наши бронежилеты не пробивали. Когда раздавались женский визг и детские крики, все сразу прекращали огонь. Во дворце жили семьи личной охраны Амина. Выпустив детей и женщин на свободу, мы продолжили «зачистку» комнат. В одной из них я нашел двоих сотрудников 9-го Управления КГБ, охранявших президента Афганистана. Чекисты лежали под кроватью в спортивных костюмах и, закрыв голову руками, кричали нам, что они русские. Как погиб Амин? По нашим сведениям, свои же афганцы двумя днями ранее его пытались вместе с семьей отравить на пышном обеде, посвященном вводу советских войск в Афганистан. Амин сам придумал эту версию, что его якобы хотели отравить, чтобы поссориться с руководством Советского Союза. Когда мы ворвались во дворец, он пытался бежать по коридорам, но одна из гранат, брошенная «альфовцем», достала его. Основная задача штурма была выполнена. Затем труп главы государства и лидера НДПА завернули в ковер… При Амине тогда нашли записные книжки, где были указаны адреса конспиративных квартир ЦРУ, которые он регулярно посещал. Это свидетельствовало о тайных переговорах Амина с разведчиками США.

Пастухи для шахидок

В ОКТЯБРЕ 2002 г. во время мюзикла «Норд-Ост» в Театральном центре на Дубровке чеченские террористы захватили заложников. Рассказывает участник штурма полковник «Альфы» Валерий К.: — При освобождении заложников «Норд-Оста» мы практически шли по минному полю (а им были сцена и зрительный зал), на котором сидели около тысячи заложников. Террористы явно ждали штурма и готовили для нас главный свой козырь — шахидок. Один неверный шаг, случайная ошибка — и на всех одна братская могила в центре Москвы. Сейчас говорят, мол, зачем мы жестоко поступили с женщинами, уничтожив «живые бомбы»? У этих «заблудших овечек» всегда есть «пастухи» — находящиеся рядом мужчины-террористы, главная задача которых — не допустить контакта с чужими людьми, особенно с заложниками. Дублер шахидок всегда идет вдалеке от них, но не с другой бомбой, а с радиопультом в кармане, и если что, сам принимает решение, жать на кнопку или нет. В Театральном центре на Дубровке боевики тщательно контролировали своих «боевых подруг». Каждые два часа они проводили с ними своего рода тренинг, настраивая женщин на смерть, круглосуточно каждые 1,5–2 часа подбадривали смертниц боевым кличем: «Аллах акбар!» Они страховали каждую девушку, держа в руках резервные пульты — на тот случай, если те откажутся от теракта. Наша группа входила на сцену через небольшую обитую железом дверь, которую мы взорвали накладным зарядом малой мощности, зная о том, что она заминирована с другой стороны. Такого мощного взрыва мы не ожидали, когда за нашей спиной, метрах в 15, даже в соседних помещениях повышибало все двери и рухнул лестничный марш. К тому же был поврежден водопровод, и группа на сцену «вплыла» по щиколотку в воде. В первую секунду мы уничтожили пастухов шахидок, сидевших на сцене. За каждым спецназовцем был закреплен свой ряд с заложниками. И они буквально шли по спинкам кресел, проверяя каждое сиденье. А вдруг там установлены гранаты на растяжках? На осмотр зала ушло не больше минуты, а затем мы начали выносить людей в безопасное место в фойе. Только вот маленькое оно, не вмещало всех пострадавших, и многих пришлось доставлять на улицу. В течение часа спецназовцы ФСБ вынесли и вывели из зала более 600 человек. На эвакуацию каждого заложника уходило 1–2 минуты. И самое обидное — кареты «скорой помощи» с этим потоком пострадавших заложников явно не справлялись, а мы к этому времени еле стояли на ногах… Кстати, при проведении спецоперации по освобождению заложников (за всю тридцатилетнюю историю подразделения) по вине сотрудников «Альфы» не погиб ни один человек, попавший в беду не по своей воле. Никто из других спецслужб, кроме «Альфы», этим не может гордиться.

Борьба с террористами — обыденная работа

СЕГОДНЯ «Альфа» здорово помолодела. На смену боевым ветеранам приходят новобранцы из других силовых структур. Отбор проводится и среди выпускников военных училищ. Рассказывает начальник Управления «А» ЦСН ФСБ России генерал-майор Владимир ВИНОКУРОВ: — Управление «А» — это составная часть мощного силового подразделения ФСБ России — Центра специального назначения. Ведь нам противостоит сильный и коварный противник — профессиональные террористы и наемники, прошедшие подготовку за границей, хорошо обученные и щедро финансируемые. С 1991 года мы фактически проживаем в другом государстве, где изменились задачи и условия, в которых приходится работать. Если раньше наше участие в захвате агентов иностранных разведок или в обмене Луиса Корвалана на Буковского было событием для сотрудников, то сейчас захват особо опасных, вооруженных до зубов террористов — обыденная работа. Насколько сложно и напряженно приходится работать в последние годы, показывает печальная статистика: если с 1974 по 1991 г. в группе «А» погибло всего 2 сотрудника, то только в этом году мы потеряли троих офицеров, двое из которых — майор В. Ульянов и Ю. Данилин — удостоены высокого звания Герой России (посмертно). Большинство сотрудников, несмотря на свою молодость, уже имеют как минимум пятилетний опыт участия в боевых действиях на территории Северного Кавказа и в других «горячих точках», в специальных операциях по освобождению заложников. Их не испугали первые непростые годы новой России. Случайные люди ушли, а остались и приходят лучшие, которым небезразлична судьба нашей Родины. Именно такие сотрудники являются человеческим и профессиональным стержнем Управления «А». Меня как командира радует то, что в России много молодых офицеров, желающих попасть на службу к нам. Их намного больше, чем требуется.

Источник: Аргументы и Факты

Читайте также

Новости

01 телефон МЧC,     02 телефон МВД ,
(495) 914-22-22 телефон ФСБ
Все телефоны многоканальные и работают круглосуточно
Для того, чтобы узнать адреса и телефоны ближайших к Вам структур по охране порядка, укажите Ваш округ и регион.

Наши проекты

Ссылки на официальные сайты

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru