Общественный проект Россия Антитеррор 
31 октября 2011
глоссарий

Специалистам

РАССКАЗЫ ОБ ОПЕРАЦИЯХ

"Альфа" отмечает юбилей: история и современность группы антитеррора

Захватывающие кадры действий подразделения антитеррора "Альфа", напоминающие хорошо поставленный боевик, по телевизору видели все, чаще всего не задумываясь, над тем, что эти люди в черных масках постоянно рискуют своей жизнью в борьбе с терроризмом. В этом состоит смысл их профессии. В день, когда знаменитой "Альфе" исполнилось тридцать лет, о деятельности этого подразделения рассказал один из его создателей, участник штурма дворца Амина в Афганистане, председатель ЦК Общероссийского профсоюза негосударственных предприятий безопасности, полковник в отставке Олег Балашов.

 

- Вы были одним из основателей подразделения "Альфа". Расскажите, как все начиналось.

 

- Необходимость создания в стране собственного подразделения по борьбе с терроризмом стала очевидной после 1972-го года, когда на Олимпиаде в Мюнхене террористы захватили спортсменов сборной Израиля. Тогда и было принято решение о создании группы "А", известного теперь как "Альфа". Оно было сформировано их сотрудников 7-го управления КГБ СССР. Его бойцы были физически и в оперативном плане более подготовлены. Для приема в группу "А" все они проходили очень жесткий отбор. Сюда мог попасть один из 20-30 человек. Всего в 1974 году было набрано 36 человек. После приказа Юрия Владимировича Андропова 29 июля они и стали первым набором специализированного подразделения по борьбе с терроризмом.

В 1978 году, когда стало ясно, что это подразделение слишком мало, а теракты в мире происходят все чаще, подразделение "А" было увеличено практически в два раза. Я был зачислен в его состав 23 февраля 1978 года руководителем одного из отделений.

На тот момент "Альфа" была просто группой "А", состоящей из четырех отделений примерно по 12 человек. Вместе с руководством, а также очень ограниченным обслуживающим персоналом всего здесь работало около 60 человек.

Это было сверхсекретное подразделение, где у каждого была какая-то легенда, за которой скрывалась истинная работа бойцов "Альфы", да и сейчас на экраны телевизоров попадают только люди в масках.

 

- Перед подразделением стояла только задача борьбы с терроризмом?

 

- На начальном этапе стояла только эта задача. Хотя уже в 1979 году нам пришлось выполнять довольно специфические задачи. В декабре 1979 года террорист проник в здание посольства США, и для его нейтрализации были привлечены силы нашего подразделения.

 

- Но ведь и дворец Амина брала "Альфа"?

 

- Да. Теперь это, наверное, самая известная операция, проведенная бойцами группы "Альфа", Тогда, при подготовке операции нас вызвали по тревоге и, даже не упоминая о месте проведения операции, сказали, что мы направляемся в командировку. Боекомплект у нас всегда был с собой, каких-то специальных видов вооружения мы не брали. У нас всегда его было достаточно. А уже там, непосредственно в Афганистане, нам поставили задачу на штурм.

 

- Такие операции чем-либо отличаются от ставших теперь обычными действий против террористов?

 

- Понимаете, в ситуации, когда группе из 26 человек противостоит противник численностью 400-500 человек, очень важен фактор внезапности, фактор неожиданности. Когда ведется борьба с организованными террористами, то мы уже знаем, да и вы знаете по отчетам в прессе, что их группа, как правило, состоит из 15-20 человек, может быть, 30 человек, не больше. К тому же в Афганистане мы были в чужой стране, все несли с собой: боеприпасы, питание, специальные средства, медикаменты.

 

- Расскажите о чем-нибудь, наиболее запомнившемся?

 

- Штурм дворца Амина для меня был первой операцией, к тому же я ехал на головном БМП. Очень серьезная задача, очень тяжелые условия. Конечно, это запомнилось навсегда. Лавина огня, направленного против тебя не забывается.

Еще сильно запомнилась операция по освобождению оказавшихся в заложниках детей в Сарапуле. Впервые в нашей истории два солдата сбежали с поста, вооруженные автоматами Калашникова с двойным боекомплектом. Они пришли в школу, зашли в один из классов, сделали выстрел в потолок и взяли в заложники целый класс учеников и их учителя. Забаррикадировались и начали выдвигать обычные в этих случаях требования: деньги, самолет, паспорта.

Операция была очень длительная. Нас подняли в Москве по тревоге. Летели в Сарапул двумя бортами. На одном самолете летели мы, а на втором - сотрудники МВД. У них была задача блокировать местность, чтобы террористы не могли сбежать, а родители, которые просто рвались к своим детям, не оказались в зоне действий. А мы работали непосредственно в школе. Была тяжелая и кропотливая работа, с учетом того, что в заложниках были дети. С нами вместе работали профессиональные переговорщики, другие службы.

В итоге мы довели операцию до логического завершения. У одного из террористов дрогнули нервы и он выбросил автомат, а второго мы захватили в ходе штурма. Но до этого момента удалось освободить всех детей. Сначала девочек вывели, потом мальчиков. А когда они остались с нами один на один, стало работать гораздо проще.

 

- В подразделении работали только бойцы или были представители еще каких-то профессий?

 

- По мере необходимости, помимо боевых единиц, к операции подключались и технические подразделения, информационно-аналитические подразделения, которые занимались анализом и психологической подготовкой сотрудников. Это были психологи, которые умеют грамотно вести переговоры с террористами. Были и врачи.

На первом этапе врача, как такового, в подразделении не было. Это сейчас в "Альфе" целое подразделение врачей. А тогда был мединструктор, который мог профессионально сделать перевязку, укол, знал, какие нужно давать таблетки в конкретной ситуации.

У нас были моменты, когда просто не было воды. Мы были в пустыне, и приходилось брать воду из лужи. Но нас научили опускать в лужу пару таблеток, обеззараживающих воду. Ее и пили. Никто не умер, и мы нормально себя чувствовали.

Да, в общем-то, каждый из нас был в определенной степени подготовлен и в медицинском плане.

 

- Как сейчас чувствует себя это подразделение?

 

- Я буквально вчера был там и посмотрел, как люди готовятся. Уровень подготовки, конечно, сейчас гораздо выше. Здесь есть и боевые пловцы, люди, которые владеют всеми видами техники, всеми видами оружия. Оружие для подразделения сейчас закупается специально, приобретаются совершенно другие средства защиты.

Подразделение "Альфа" проявило себя, как вы знаете, в операции по "Норд-Осту". Свою задачу они выполнили четко. А в нашем деле все зависит от задачи, которая ставится перед подразделением: взять живьем, или уничтожить террористов.

Кстати, в плане постановки задачи мне нравится политика Израиля. Там никаких переговоров с террористами не ведут и работают только на уничтожение. А в нашей практике берут живьем террористов, через 5-7 лет, их отпускают, и они опять творят то же самое. Правда, буквально на днях Президент утвердил новый закон, ужесточающий наказание за терроризм.

Но это касается политики, а если сравнивать нашу подготовку, то даже профессионалы других стран считают "Альфу" одним из сильнейших в мире подразделений по борьбе с терроризмом.

Сейчас здесь достаточно техники, вооружения, спецсредств, средств защиты. Но и террористы тоже совершенствуются. Сейчас они используют более изощренные методы. Мы-то с этим столкнулись еще в Афганистане, когда наши противники применяли взрывные устройства в радиоприемнике, в детских игрушках, в фонариках. Неопытные солдаты, увидев красивый японский или китайский фонарик, нажимали кнопку и звучал взрыв. Нет руки, нет ноги, а порой и человека нет. Разные были ситуации.

Террористы тоже стали достаточно грамотные, хорошо подготовленные, поэтому и распространяется эта зараза по всему миру. Вот и в Воронеже практически подряд произошло три взрыва. Что это? Или бандитские разборки, или чеченские террористы. Трудно сказать. На мой взгляд, на предотвращение подобных инцидентов должна работать профессиональная структура – МВД и ФСБ, нужно иметь агентуру. Да и с населением необходимо работать. Называют порой людей стукачами, а я не вижу ничего плохого в том, чтобы человек, увидев что-то подозрительное, сообщил об этом в милицию.

В последнее время люди как-то очень тяжело идут на контакт с правоохранительными органами. Я порой сам замечал какие-то брошенные в транспорте сумки, коробки из-под обуви, на которые никто не обращает внимания. И никто не знает, что в ней лежит. Наученный горьким опытом своей службы, я лично сообщаю об этом машинисту   или дежурной по станции. Все кажется просто, но если бы люди до конца понимали, насколько это бывает важно для их же собственной безопасности, было бы значительно легче.

Большое внимание уделяется защите атомных объектов, атомных и биологических станций. Это крайне важно. Но есть масса очень уязвимых объектов, в том числе и в Москве, где может произойти страшное бедствие. Миллионы людей окажутся в критической ситуации только одним разовым воздействием.

 

- Сейчас Вы закончили службу и руководите ЦК Общероссийского профсоюза негосударственных предприятий безопасности. В чем состоит его задача?

 

- Наш профсоюз - один из молодых, и никогда никакой собственностью не обладал. У профсоюзов, скажем, медиков, учителей, угольщиков, сталеваров была и частично осталась собственность. А нам сложнее решать проблемы отдыха, здравоохранения, реабилитации сотрудников подразделений. Также как и другие профсоюзы, мы защищаем права работников перед работодателями, которые нас за это не любят. Возникают проблемы ненормированного рабочего дня, а при выплате зарплаты в обход бухгалтерии не поступают средства в пенсионный фонд. Проблем много, как у всех живых людей.

 

- Уходя из группы "Альфа" на пенсию, люди, наверное, идут в основном в охранные предприятия?

 

- В основном, конечно, они уходят в охранный бизнес, но есть много людей, кто занимается совершенно другими делами. Кто-то работает в банке, кто-то в газовой отрасли, в нефтяных структурах, другие занимаются коммерцией, сельским хозяйством. И довольно успешно занимаются.

А в принципе, уходя со службы всем, наверное, хочется заняться чем-то мирным и спокойным. Понимаете, после стольких лет напряженной работы, которую можно сравнить только с войной, хочется отдохнуть. Я, например, в свободное время увлекаюсь значками, марками, монетами. Мне это интересно.

Но, к сожалению, полностью забыть о смерти не получается. В бою остались мои товарищи. Буквально две недели назад при взрыве фугаса погиб совсем молодой мальчишка, двадцатилетний прапорщик.

За 30 лет существования "Альфы" мы потеряли уже 19 сотрудников. Хотя, я вам скажу, что для такого подразделения потери очень незначительные. Сказывается высокая профессиональная подготовка. Но ребята все же гибнут. Профессия такая и кто-то должен эту работу выполнять.

Источник: kreml.org

Читайте также

Новости

01 телефон МЧC,     02 телефон МВД ,
(495) 914-22-22 телефон ФСБ
Все телефоны многоканальные и работают круглосуточно
Для того, чтобы узнать адреса и телефоны ближайших к Вам структур по охране порядка, укажите Ваш округ и регион.

Наши проекты

Ссылки на официальные сайты

© "Россия Антитеррор". Национальный портал противодействия терроризму.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на antiterror.ru обязательна. Редакция: [email protected]
Сайт создан Фондом эффективной политики. Финансовая поддержка осуществляется Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, 2005 rss 2.0
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru